bono60 (bono60) wrote,
bono60
bono60

Category:

Чудесная сказка про Ёжика и Медвежонка

Оригинал взят у kavery в Чудесная сказка про Ёжика и Медвежонка
Вчера зашла в букинистический магазин. У них там распродажа,  опять, как я поняла, закрывается. Нарыла себе много всякого интересного. Нашла старые открытки, ими я позже похвастаюсь. А большей частью накупила детских книжек старых. Что-то из за содержания взяла, а какие-то из-за иллюстраций.
Посмотрите. какое чудо нашла. Я неровно дышу к сказкам Сергея Козлова, у меня есть несколько книг с ними. Но вот эта как-то мимо меня прошла. А тут еще и такие иллюстрации!!!! Их нарисовала одна из моих любимых иллюстраторов: Л. Шульгина. У нее всегда совершенно волшебные работы. Да и сама сказка оказалась очень забавной и немного психоделичной и научно-фантастической.  :) Такие картинки к ней самое то! С таким удовольствием ее прочитала, а картинки уже несколько раз по кругу посмотрела: столько на них всего милого и уютного, и детали забавные.
Сказка называется  "Как ёжик с медвежонком спасли волка"
Ниже есть текст сказки, чтобы были понятен смысл иллюстраций. Книжка вышла в 1985 г.
 photo Sergej_Kozlov__Kak_Ezhik_s_Medvezhonkom_spasli_Volka_zps79569657.jpeg





Жаль, что разворотами не влезает в сканер книга. А фотографировать сейчас темновато.

























Как Ёжик с Медвежонком спасли Волка


К старости у Волка стали отрастать уши. Каждый вечер он брал ножницы, садился на берегу пруда и потихонечку постригал их.
— А то неудобно, — бормотал Волк, — вырастут, как у Осла.
Была осень, стояли солнечные деньки, летели листья. Всё кругом, казалось, было из золота — столько насыпало этих свежих, шуршащих «кленовых лапок» — так Волк про себя называл листья клёна.
Волк вышел к синему-синему пруду в золотых берегах, достал ножницы и посмотрел в воду.
Из воды на Волка глянул хмурый седой Волк с пучками меха в ушах и странно торчащими, как у лошади, ушами.
«Вот если сегодня не постригу, — подумал Волк, — завтра будут, как у Осла».
Он сел на камень, свесил задние лапы и склонил голову набок.
Очень печальная это была картина — серый Волк на замшелом камне в синем пруду.
— Что ж, — вздохнул Волк, — начнём, пожалуй! — И отхватил кусочек от левого уха. Зажмурился, посидел немного с закрытыми глазами, снова глянул в воду и отстриг кусочек правого.
— Отдохну, — вслух подумал Волк и поглядел на небо. По синему осеннему небу на белом облаке ехал Медвежонок и пел уже известную песню про облака.
— А-аблака-а... — вопил Медвежонок, — белогривые лошадки!..
«Хорошо ему, — подумал Волк, — уши у него не растут, стыдиться нечего, сейчас приедет на облаке к другу своему, Ежу, сядут, чай из самовара пить будут. Эх!..»
— А-аблака-а, что вы мчитесь без оглядки? — не смолкал Медведь в небе.
— Не глядите вы, пожалуйста, свысока,
А по небу прокатите нас, облака, — аккуратно так, почти про себя, спел Волк, но не успел вымолвить последнего слова, как камень, на котором он сидел, вдруг выдернулся из земли — и поплыл ввысь.
— О-о-о-о-о! — завыл Волк. Но тут в замшелом боку у камня открылся иллюминатор — и выглянул первый марсианин.
— Сиди тихо, — сказал он. — Всё о’кей! — И иллюминатор захлопнулся, и даже следа от него не осталось, а со стороны это выглядело так: старый Волк на тяжёлом замшелом камне молча ехал по небу
— Ты куда? — спросил у него Медвежонок. Волк молчал.
— Ты на чем едешь? — крикнул Медвежонок. Волк молча показал лапой на камень и посмотрел на Медвежонка печальными глазами.
— Волченька, — сказал Медвежонок, — мы же друзья. Садись ко мне! Это же нехорошо — ехать по небу на камне.
Но тут в замшелом боку открылся другой иллюминатор, и второй марсианин сказал Медвежонку:
— Отвали!
— Что? — не понял Медвежонок.
— Сгинь! — сказал марсианин.
И Медвежонок — испарился.
А Волк летел в бесконечное синее пространство, строго сидя на камне с каменной мордой и выпученными глазами.
У Ёжика как раз вскипел самовар, когда прямо на поляну перед его домом с неба шмякнулся Медвежонок.
Некоторое время он полежал плашмя, потом повернул голову и сказал:
— Вот слушай: Волк улетел на камне!
— Мишенька! — закричал Ёжик. — Ты живой?
— Живой, живой, — сказал Медвежонок. — Волк улетел на камне, слышишь?
Ёжик подбежал к Медвежонку, ощупал его, потрогал голову.
— А в боках — дверцы! — захлёбываясь, говорил Медвежонок. — А в них — человечки такие, как картошка в мае, — в отросточках!
— Где дверцы? — спросил Ёжик.
— В камне. Волк летел — печальный такой... — Медвежонок всхлипнул. Ёжик погладил его по голове.
— И молчал... — задумчиво сказал Медвежонок. — А этот дверь открыл и говорит...
— Ты подумай, что ты говоришь? — сказал Ёжик. — Какую дверь?
— Да вот такую!!! — завопил Медвежонок и так стукнул лапой по траве, что... земля треснула, и половина всей Земли стала медленно отъезжать, и между Ёжиком и Медвежонком образовалась... пропасть.
— А-а-а!.. — закричал Ёжик.
Медвежонок прыгнул к Ёжику, они обхватили друг друга и так несколько мгновений стояли, трясясь. А вторая половина Земли, убегая всё дальше и дальше трещиной, отъезжала с тяжким кряхтением, как, лопнув, разваливается перезрелый арбуз.
Ёжик метнулся к дому, выскочил с верёвкой, накинул петлю на сучок отъезжающего дуба, обежал свой дуб у крыльца и стал изо всех сил тянуть, соединять Землю.
Медвежонок бросился помогать, и они вдвоём еле-еле стянули две половинки Земли и завязали верёвку крепким узлом. Все деревья по сторонам убегавшей трещины были связаны верёвками, когда Ёжик с Медвежонком возвращались к дому и Ёжик говорил:
— Теперь я верю. Если Земля разваливается, он вполне мог улететь на камне.
— Надо спасать Волка, — сказал Медвежонок. И они подошли к дубу возле Ёжикиного крыльца.
Волк летел на камне в вечереющем небе, марсиане открыли иллюминаторы, и камень светился, как звезда.
«Куда я лечу? — тоскливо подумал Волк. — Сперва стали отрастать уши, потом...»
— Эй! Как себя чувствуем? — крикнул первый марсианин. — О’кей?
— Кей, кей, — сказал Волк. — Куда вы меня везёте?
— Не твоя забота, — вылез второй марсианин. — Приедешь — поглядишь.
— Да зачем я вам нужен, старый такой? — спросил Волк.
— Старость не радость, хе-хе-хе! — захихикали марсиане.
Но тут в небесах появился тяжело гудящий дуб. Это был старый Ёжикин дуб у крыльца с мощной кроной, только корни его языками пламени били по синеве.
В дубе, в хорошем крепком дупле, сидел Ёжик с Медвежонком.
— Эй, вы! — закричал Ёжик. — Эй, вы, картофелины, отдавайте зверя!
— Сгинь! — высунувшись, крикнул марсианин, но дуб защитил друзей крепкими ветвями, и злое слово пролетело мимо.
— Волченька, лезь к нам! — крикнул Медвежонок.
Седой Волк на старом камне, как памятник, улетал в небеса.
— Волченька, прыгай! — крикнул Ёжик.
Тогда Волк покосился на нечистую силу, беззвучно пошамкал губами — и сиганул в самые ветви.
— Домой! — крикнул Ёжик, подхватил Волка, и дуб повернул к Земле.
Камень с погашенными огнями понёсся следом.
Уж как он свистел, как хохотали марсиане — передать трудно.
Волк, не шевелясь, с выпученными глазами сидел в дупле, Ёжик гладил его по голове лапой, а Медвежонок швырял в тёмный камень желудями и приговаривал:
— Вот вам, картошки! Вот вам за Волченьку! Запомните нас!
Один жёлудь попал марсианину в ухо, марсианин ойкнул, пропал в своём иллюминаторе, и подбитый камень со свистом пронёсся мимо и упал в пруд на прежнее место.
А Ёжик, Волк и Медвежонок сделали на своём дубе круг над прудом и полетели восвояси.
Дуб пламенными корнями вниз садился на своё место. Он весь дрожал, трясся и гудел, как сто колоколов, пока окончательно не влез в землю.
Друзья спустились по лесенке.
— Спасибо, дуб! — поклонился до земли Ёжик.
— Спасибо за Волченьку, — сказал Медвежонок.
— Не за что, — прохрипел дуб. И уставился в небо.
— Где же ты был, Волк? — спросил Ёжик, когда они тут же, под дубом, сели за стол и разлили по кружкам чай из самовара. — Тебя целых три дня не было!
Тут Волк заплакал.
— У меня стали отрастать уши, — всхлипывая, сказал он. — Мне было стыдно приходить к вам с ослиными ушами.
— Эх ты! — сказал Медвежонок. — Мы же твои друзья. Какая разница, какие у тебя уши?
Subscribe
promo bono60 september 12, 2015 21:30 32
Buy for 10 tokens
За плоскостью оконного стекла Проходит жизнь, наполненная смыслом, Хотя бы на минуточку зашла... Но, видимо я вычеркнут из списков. Не для меня рисуют небосвод - Есть много тех, кто дорог этой жизни. Сижу и жду, когда она пройдёт, Я даже не статист, я просто - лишний... Евгений Подаков…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments